Опубликовано:
Просмотров: 10 144
Источник: по итогам судебного заседания
Рейтинг:
5

Прения

В прениях прокурорши кратко и тупо повторили то, что говорили и в начале, как будто не было почти 10 часового слушания дела, не было их публичного позора с ответами на вопросы, когда они оказались не в состоянии ответить даже на элементарные вопросы, как будто не было исследования их, приложенной к заявлению, макулатуры.

А мы с Журавлевым как раз на всем слушании и остановились, снова напомнив суду, что прокурорши не смогли объяснить, ни какие основы конституционного строя мы насильственно изменяем, ни кому вред наносим или нанесем, и не представили суду ни одного относимого или допустимого доказательства экстремизма. Кроме этого, я зачитал судье в виде напутствия следующее.

Опубликовано:
Просмотров: 10 719
Источник: по итогам судебного процесса
Рейтинг:
5

Итак, в прениях выступили Л.Н. Жура и я. Леонид Николаевич подытожил рассмотрение дела так.
«Уважаемый суд! Я ненадолго вернусь к началу нашего процесса.
На первом подготовительном заседании ответчики на вопрос судьи о доверии документам, подтверждающих родство нашего доверителя с И.В.Сталиным, ответили утвердительно. Но после того, как суд отказался приобщить к делу и рассматривать принесенные ответчиками измышления общества «Мемориал», они поняли, что, собственно, никаких доказательств расстрела 12-летних детей у них нет. В этой ситуации ответчики решили сорвать процесс под любым предлогом.
И такой предлог был найден.

Опубликовано:
Просмотров: 16 374
Источник: по итогам судебного процесса
Рейтинг:
5

Опять же, поскольку объяснения Венедиктова были устными, пересказать их не могу, но поскольку он после суда дал объяснения радиослушателям, то дам эти его словеса, уточнив их после цитирования в той части, в которой он о событиях на суде умолчал.
Итак:
«А. ВЕНЕДИКТОВ - Суд никогда не бывает предрешенным. Хотя мне казалось, что мы были достаточно убедительны хотя бы даже в документах еще до решения суда. Что у нас оспаривалось. Матвей Ганапольский сказал в прямом эфире, что Сталин подписал указ, в данном случае слово «указ» неточное, мы согласились, разрешающий расстреливать детей с 12-летнего возраста. Но он подписал. Но мы запросили архивы, получили рассекреченные документы, мы их опубликовали, представили. Что тут обсуждать? Тем не менее, 7 часов суда с 10 до 17 мы вынуждены были доказывать, что белое это белое, а черное это черное. Что красное это красное, а синее это синее.

Опубликовано:
Просмотров: 6 570
Источник: по итогам судебного процесса
Рейтинг:
5


Пока речь Резника не слишком забылась, напомню, что истцы привели в доказательство обстоятельства, из которых стороне ответчиков в прениях нужно было дать объяснение хотя бы таким:

Опубликовано:
Просмотров: 7 837
Источник: по итогам судебного процесса
Рейтинг:
5

«А может быть правительство засекретило Катынское дело чтобы просто «бабки» не платить? - спрашивает bw, - А не для того, чтобы кто-то там не облажался. Если бы поляков расстреляли немцы, а русские фальсифицировали и оговорили себя, тут бы любое российское правительство за этот факт ухватилось бы: как не крути - скандал в пользу России. Так что логика Мухина мне не понятна. Открылись обстоятельства при которых осужденный не прав, а он сам сжег документы в печке».

Опубликовано:
Просмотров: 6 683
Источник: по итогам судебного процесса
Рейтинг:
5

В предыдущем репортаже я сообщил, что судья Лопаткина чихнула на требование закона и определила, что она наши заявления о подложности доказательств «учтет при вынесении решения». Комментируя это, читатель bw написал: «Доказательно может быть в юридическом смысле, а может быть в бытовом-застольном. На основании чего судья должна считать архивный документ фальшивым?»
А на основании чего судья Лопаткина должна считать этот документ подлинным?