Опубликовано:
Просмотров: 29 045
Источник: фашистский путч на Украине
Рейтинг:
5
Наши мудрецы, переполненные всемирной, в том числе и китайской мудростью, любят повторять, что самое мудрое положение, это положение обезьяны, сидящей на холме и наблюдающей за дракой тигров у его подножья.
Как ни пожимай плечами, как ни плюйся, а дебильность украинских фашистов и их хозяев на Западе затолкали Кремлевский режим на холм, с которого Кремлевский режим наблюдает, как украинские фашисты и Запад барахтаются в выгребной яме деревенского сортира, в которой их топят их же «глубокие знания международного права».

Опубликовано:
Просмотров: 10 888
Источник: по итогам судебного процесса
Рейтинг:
5

Итак, в прениях выступили Л.Н. Жура и я. Леонид Николаевич подытожил рассмотрение дела так.
«Уважаемый суд! Я ненадолго вернусь к началу нашего процесса.
На первом подготовительном заседании ответчики на вопрос судьи о доверии документам, подтверждающих родство нашего доверителя с И.В.Сталиным, ответили утвердительно. Но после того, как суд отказался приобщить к делу и рассматривать принесенные ответчиками измышления общества «Мемориал», они поняли, что, собственно, никаких доказательств расстрела 12-летних детей у них нет. В этой ситуации ответчики решили сорвать процесс под любым предлогом.
И такой предлог был найден.

Опубликовано:
Просмотров: 35 266
Источник: по итогам судебного заседания
Рейтинг:
5

16 апреля в Пресненском суде должно было состояться зауряднейшее действие – подготовка к суду в защиту чести и достоинства Сталина. По сути, в ходе этой подготовки суд должен был всего лишь удостовериться в личности Ганопольского, привлеченного судом к делу, либо, если Ганапольский не приедет из США, удостовериться в правильности доверенности, выданной им Венедиктову или иному своему представителю. А поскольку Л.Н. Жура должен был всего лишь предоставить суду копии документов, удостоверяющих, что Е.Я. Джугашвили является внуком Сталина, то я вообще не хотел на это заседание приходить, полагая, что Леонид Николаевич и без меня справится. Однако меня уговорили придти журналисты «L’EXPRESS», а поскольку один из них специально прилетел из Парижа и ему для репортажа нужно было отснять и антураж суда, то пришлось придти.