Опубликовано:
Просмотров: 3 121
Источник: соб.корр.
Рейтинг:
5

29 июня заседание суда по делу ИГПР ЗОВ началось с уже ставшей обычной демонстрацией заведомой неправосудности Тверского суда. Дело началось с того, что Адвокат Чернышёв, теперь уже от имени второго своего подзащитного А. Соколова, ходатайствовал приобщить к материалам дела заключение специалиста С.С. Сулакшина. Чернышёв пытался подробно обосновать необходимость такого заключения - подсудимые обвиняются в организации деятельности политической организации, а в деле нет ни единого заключения специалиста в области политики. В стенку горох! Криворучко не только не приобщил к делу заключение Сулакшина, но и вопреки закону не дал зачитать, не рассмотрел и не приобщил к делу само ходатайство. И так поступал со всеми ходатайствами, которые отклонял - убирал из дела следы того, что доказывало его заведомую неправосудность.

 

Но в суд пришёл и сам С.С. Сулакшин, отказаться его выслушивать Криворучко почему-то не стал, но допросил Степана Степановича в качестве свидетеля, а не специалиста. Во время допроса цеплялся, снимал вопросы на том основании, что Сулакшин высказывает свои суждения, а не факты. Сулакшин нервничал и пытался воздействовать на логику судьи: «Если я говорю, что груша это не огурец, то это не суждение, а факт!». В стенку горох! Тем не менее, Сулакшину удалось внятно сформулировать, что с точки зрения политологии МОД АВН и ИГПР ЗОВ это абсолютно разные организации, поскольку имеют разные цели, у них разные учредители и они созданы по правилам разных законов: АВН только по правилам закона «Об общественных объединений», а ИГПР ЗОВ - в основном по правилам закона «О референдуме». И как судья не пытался ему помешать, но Сулакшин всё же заявил, что из 19 признаков схожести организаций, АВН и ИГПР ЗОВ не схожи по 17 признакам.

Опубликовано:
Просмотров: 5 411
Источник: соб.корр.
Рейтинг:
5

То, как СМИ осветили первое заседание начавшегося слушания дела по обвинению ИГПР ЗОВ в организации референдума, вызывает только досаду. Практически никто из журналистов, оказался не способным осветить суть дела, даже если и не пытался извратить его специально. Скажем, РБК, поддерживая своего журналиста А. Соколова, сообщила о суде над ним и «двумя его товарищами». То есть, и подсчитать, сколько в деле подсудимых, не смогли. Но вернёмся к собственно судебному заседанию.

Главным в этом уголовном деле был, разумеется, вопрос о том, что судья Криворучко начал его слушание без установления вопроса, в чём обвиняются подсудимые, - без установления, как называется та экстремистская организация, в деятельности которой обвиняются подсудимые, и какой экстремистской деятельностью эта организация занималась? Если этого не знать, то что слушать в суде? От чего подсудимым защищаться? Вот поэтому я и считаю, что Криворучко не слушает дело, а всего лишь делает вид, что слушает.

Опубликовано:
Просмотров: 27 644
Источник: Мухин Ю.И.
Рейтинг:
5

Когда мы создавали Национальную Ассамблею, возникли дискуссии по поводу организации Московского антифашистского трибунала (МГАТ). Мы объясняли главную идею Трибунала – переместить точку давления с практически неприкасаемых фюреров фашизма на рядовых партайгеноссе. И, что меня, к примеру, сильно тогда удивило, - против организации этого органа Ассамблеи выступил Эдуард Лимонов и, соответственно, его мощная фракция. Пояснял Лимонов свою позицию тем, что вопрос о фашизме мало изучен, что это вопрос сложный и т.д.