Опубликовано:
Просмотров: 4 852
Источник: оригинал
Рейтинг:
5

Поскольку моё последнее слово содержало много юридической информации, то я и разбил его на две части, чтобы рядовой читатель не запутался в массе юридических положений.

Но сначала напомню, что 21 декабря в 19-00 мы услышали устное краткое определение по делу ИГПР ЗОВ Судебной коллегии по уголовным делам, состоящей из устроившихся на должности судей Мосгорсуда Колесниковой, Манеркиной и Тюркиной. И их определением приговор Тверского суда оставлен в силе и изменён лишь в таких частях - К. Барабашу срок наказания с 4 года снижен аж на 2 месяца (до 3 лет 10 месяцев), а В. Парфёнову, в связи с прогрессирующей болезнью глаз срок наказания с 4 лет тоже снижен аж на два месяца (до 3 лет 10 месяцев). Когда получим это определение полностью, я его опубликую полностью, а сейчас я дам вторую половину своего последнего слова, чтобы вы смогли сравнить его с выступлением прокуроров, которое я специально дал ранее http://www.ymuhin.ru/node/1683/vystuplenie-v-preniyah-prokurorov-pri-rassmotrenii-apellyacionnyh-zhalob.

Опубликовано:
Просмотров: 3 770
Источник: соб.корр.
Рейтинг:
5

29 июня заседание суда по делу ИГПР ЗОВ началось с уже ставшей обычной демонстрацией заведомой неправосудности Тверского суда. Дело началось с того, что Адвокат Чернышёв, теперь уже от имени второго своего подзащитного А. Соколова, ходатайствовал приобщить к материалам дела заключение специалиста С.С. Сулакшина. Чернышёв пытался подробно обосновать необходимость такого заключения - подсудимые обвиняются в организации деятельности политической организации, а в деле нет ни единого заключения специалиста в области политики. В стенку горох! Криворучко не только не приобщил к делу заключение Сулакшина, но и вопреки закону не дал зачитать, не рассмотрел и не приобщил к делу само ходатайство. И так поступал со всеми ходатайствами, которые отклонял - убирал из дела следы того, что доказывало его заведомую неправосудность.

 

Но в суд пришёл и сам С.С. Сулакшин, отказаться его выслушивать Криворучко почему-то не стал, но допросил Степана Степановича в качестве свидетеля, а не специалиста. Во время допроса цеплялся, снимал вопросы на том основании, что Сулакшин высказывает свои суждения, а не факты. Сулакшин нервничал и пытался воздействовать на логику судьи: «Если я говорю, что груша это не огурец, то это не суждение, а факт!». В стенку горох! Тем не менее, Сулакшину удалось внятно сформулировать, что с точки зрения политологии МОД АВН и ИГПР ЗОВ это абсолютно разные организации, поскольку имеют разные цели, у них разные учредители и они созданы по правилам разных законов: АВН только по правилам закона «Об общественных объединений», а ИГПР ЗОВ - в основном по правилам закона «О референдуме». И как судья не пытался ему помешать, но Сулакшин всё же заявил, что из 19 признаков схожести организаций, АВН и ИГПР ЗОВ не схожи по 17 признакам.

Опубликовано:
Просмотров: 4 195
Источник: соб.корр.
Рейтинг:
5

Что происходило в 2008 -2011 годах

Заседание по делу ИГПР ЗОВ 27 июня 2017 года началось с удивившего защиту поведения судьи Криворучко - он приобщил к делу заключение специалиста по компьютерной экспертизе (оказывается МВТУ им. Баумана выпускает уже и таких специалистов) Я.С. Гордецкого, который разыскал в интернете и извлёк переписку бойцов АВН и содержание сайтов в 2010-2011 годах. Удивление защиты вызвало то, что Криворучко присоединил к делу данное заключение - ведь это убийственное доказательство защиты.

Если бы, разумеется, в России был суд.

В этом заключении Городецкий сделал следующие выводы:

Опубликовано:
Просмотров: 4 452
Источник: соб.корр.
Рейтинг:
5

Заседание Тверского суда над активистами Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР ЗОВ) Барабашом К.В., Мухиным Ю.И., Парфёновым В.Н. и Соколовым А.А. за ПРАВО НАРОДА РОССИИ НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ, прошедшее 11 января 2017 года прошло как-то серо. Разве что было примечательным количество задействованных для охраны судьи Криворучко силовиков - их насчитывали уже до 16 человек с собакой, они постоянно подменивались, отходя отдыхать, оставляя в зале 10-11 человек вооружённой охраны. Да, зрителей было по-прежнему много, по-прежнему не все уместились в зал, хотя это был самый большой зал в Тверском суде и там выставили лавочки для 50 человек, но такой страх суда перед народом, не проявляющим агрессивности, примечателен. Ведь были задействованы не только конвой и штатные приставы суда, но были вызваны и спецназ службы приставов, и спецназ МВД. Прямо спецоперация! Если бы они так вели себя в Сирии, небось Пальмиру до сих пор бы не сдали.